Когда я проснулась, за окном шел снег. Сонная и заспанная, я лежала, закрывшись до глаз теплым бамбуковым одеялом, и смотрела на картину за стеклом. Тишина в комнате усиливала внимание к завораживающему танцу снежинок. Они то соединялись, заключая друг друга в свои объятия, и неслись в вальсе, то на секунду расставались, но все равно там, внизу на земле, встречались и снова сливались в одно целое, образуя белое пуховое одеяло. Таким мягким покрывалом закутывают маленьких детей, когда наступают холода и ветер бьет в окна домов.

В эту погоду не хотелось никуда идти, ехать, однако определенные причины все-таки вырвали меня из бережных рук моего родного дома и мне пришлось ненадолго покинуть свою уютную гавань.

К обеду снег начал наметать сильнее. Я сидела за столом, обратив свой взор на зимнюю природу, и потягивала из ложки горячий суп, прикусывая его мягким адыгейским сыром. Суп я пересолила из-за спешки, поэтому кусочки матекъуае (так в оригинале называется адыгейский сыр) казались приятными и чуть сладкими.

По левую руку от меня мигала огоньками елочка. Я изредка поворачивалась и смотрела на разодетую красавицу, которую долгим вечером мы бережно с братом наряжали к праздникам, а потом снова возвращалась к своей тарелке, содержимое которой я старалась уменьшать как можно быстрее. Когда посуда оказалась пуста, а я сыта и расположена не к поездке, а к послеобеденному сну, раздался звонок в дверь.

Хоть под утро все сковал легкий мороз, теперь же на улице было прохладно, но никак не больше.

Дорога оказалась долгой и тяжелой. Мы медленно ехали по заметенной дороге, периодически попадая в густой «молочный» туман. Спасали только фары машин, которые на секунду проливали свой искусственный свет, когда приближались совсем близко к нам. Заглохшие автомобили то и дело съезжали на обочину и глушили двигатели не в силах продолжать марафон. Только дворники на стеклах работали как обычно, сметая налетевшие комки снега.

А мы продолжали путь. За окном мелькали одинаковые картинки. Заметенные степи, поля, тяжелые от снега деревья. Иногда мимо проносились косые домики, которые светились новогодними огоньками среди непроглядной пустоты. Я представляла себя внутри этих избушек, рисуя в мечтах тепло и спокойствие.

Шевеля пальцами внутри обуви, я старалась согреть ноги, но это мало чем помогало. Я с надеждой думала о том, что совсем скоро смогу надеть носки и сесть около обогревателя.

Мы минули очередной городок и выехали снова на трассу. Тетя взялась рукой за рычаг коробки передач, однако переключить скорость не удалось.

-Что такое? – воскликнула она.

Селектор не поддавался.

-Опять соскочил рычажок…, — заключила устало тетя и заглушила двигатель.

Будто жизнь для нас остановилась. Для нас, но не для других. Остальные продолжали ехать по дороге, вглядываясь в туман и раздражаясь на автоматически работающие дворники, мешающие сосредоточено глядеть на дорогу.

Я примерно догадывалась, что произошло с машиной, и понимала, что дальше мы ехать не можем. Было опасно: трасса была оживленной, а уж тем более перед праздниками. Если бы мы даже и добрались до города, не ровен час, с кем-то столкнуться на светофоре. Хорошо, что мы двигались по правой стороне, так что легко свернули на полосу разгона.

-Поищи в интернете номер эвакуатора, — обратилась ко мне тетя и начала искать контакты мастера в своей телефонной книжке.

Пока я доставала телефон, тетя уже приложила трубку к уху и с трепетом слушала долгие гудки. Интернет поймать было невозможно, так как мы оказались между двумя городами. Сеть появилась, если бы мы проехали добрых 300, а то и вовсе 400 метров вперед.

Пока тетя объясняла мастеру проблему, которая возникла у нас на пути, обговаривала время и цену ремонта, она одновременно с этим искала в бардачке блокнот, в котором, возможно, были записаны номера эвакуатора на подобный случай. Нащупав заветный «кладезь золотой (в нашем случае это было так) информации», она начала листать.

Окна начали облипать снегом, из-за чего трудно было что-то разглядеть. Лишь внутренние часы подсказывали что день неумолимо клонится к своему завершению и вахту скоро сменит неизменный его товарищ – ночь.

Я смотрела на блокнот, в котором тетя перелистывала страницы одну за одной, и надеялась, что нужный номер будет найден. Она дошла почти до конца. У меня не хватило терпения, и я нервно отвернулась к занесенному снегом окну и вздохнула.

-Нашла! – восторженно крикнула тетя.

Я резко повернулась. Опять долгие гудки и ожидание помощи.

Мы снова включили двигатель, чтобы работали обогреватели, однако они не сильно спасали ситуацию. Пальцы на ногах замерзли, и ими уже трудно было двигать. Я уперлась головой в переднее сидение, а тетя все еще говорила по телефону. Спустя минут 5 она положила трубку и осведомила меня:

-Сказал, что приедет через минут 15-20.

На самом деле пришлось ждать час. За это время мы еще несколько раз звонили водителю эвакуатора. В первый раз мы просили его приехать побыстрее, на что он отвечал, что уже выезжает из города Ч. и что ему до нас 5 минут. Потом, уже во второй наш разговор, он поведал нам о том, что по дороге ему пришлось перебазировать одну легковушку, из-за чего к нам, увы, опаздывает.

Делать было нечего. Мы сидели и то заводили мотор, то глушили его, периодически греясь от теплого воздуха из автофена (обогреватель салона автомобиля, отличающийся небольшими размерами). Машину обнесло снегом еще больше, из окна уже совсем ничего не было видно. Оставалось только ждать и верить, что к нам приедет помощь.

И вдруг, недалеко от нас белая Шкода съехала на дополнительную полосу и начала сдавать назад, мигая задними фарами.

Я не на шутку испугалась, потому что подумала, что он врежется нам в передний бампер. Чем руководствовался водитель, что он хотел сделать, я не понимала. Мы с тетей смотрели друг на друга в ожидании развития событий.

Наконец, когда машина достигла нас и резко затормозила, водитель, сидящий за рулем, обратился к нам:

-Заглохли?

Тетя опустила стекло и вступила в диалог:

-Переключатель скорости сломался. Мы вызвали эвакуатор.

Водитель снова отогнал машину на прежнее место перед нами и вылез наружу. Одет он был не по-зимнему: без шапки, в наскоро наброшенной куртке, с голой шеей без шарфа или воротника.

Тетя вышла из машины и стала объяснять мужчине ситуацию. Недолго послушав, он попросил поднять передний капот, а позже, с сосредоточенным видом, стал что-то осматривать и поправлять. Тетя снова села внутрь и включила обогреватель, потирая от мороза руки.

-Соскочил трос, вас починят за минут 20, все не так страшно, — кричал он.

-Это мы уже и так знаем, — ответила тихо тетя.

Мужчина захлопнул капот. К этому времени из машины перед нами показался еще один человек, по-видимому, его друг, подошел к нашему «помощнику» и заговорил с ним.

Я глядела на время и ждала, когда уже приедет эвакуатор. Вышеупомянутые граждане не вселяли в меня надежд на помощь. Мало ли, что они могли бы сделать, может, и что-то сломать, например.

Тетя опять оказалась на улице, а я смотрела на всех троих из машины. Становилось еще холоднее из-за того, что дверь постоянно открывалась и закрывалась.

И вот, о чудо, рядом показался эвакуатор. Я выдохнула с облегчением и подумала, что мы наконец-то распрощаемся с непрошенными советниками.

Но тут, как я поняла из слов, которые приглушенно долетали до моих ушей, водитель предлагал тете повести ее машину и сопроводить нас до мастерской. Это мне показалось очень странным. Ни с того ни с сего человек предлагает помощь. Я уже было подумала, что им от нас будет нужно за это. Какова цена нашему спасению?

Я занервничала и разблокировала телефон. Сети нет.

Мужчина открыл переднюю дверь и сел за руль.

-Здравствуйте! – поприветствовал он меня. – А я вас даже не заметил.

-Здравствуйте, я люблю быть незаметной, — давя из себя улыбку, ответила я.

Тетя обошла машину спереди и расположилась на сидении передо мною.

-А как мы поедем? – спросила она.

-На 3-й скорости легко доберемся. И зря вы хотели ехать с эвакуатором. Как часто машины повреждают при подобных манипуляциях.

-Но я ему уже заплатила.

-Да. Но за что? Он же вас не повез. Сколько он еще хотел?

-Еще … тысяч в конце, когда мы приехали бы в мастерскую.

-Даже не думайте. Поедем и без него. Теперь по такой погоде они и наживаются. А у людей выхода нет. Плати или замерзай насмерть.

Он завел двигатель, и мы сдвинулись с места.

-А как же Ваш товарищ? – спросила тетя.

-А он следом поедет. Нам все равно по пути. Мы же тоже в Т. ехали.

Мужчина вырулил на дорогу, и мы покатились вперед. Сначала медленно, потом быстрее и быстрее.

У меня все равно оставались опасения насчет этого происшествия, однако, когда я поняла, что тетя приняла эту помощь, я доверила свою жизнь этому незнакомому человеку. Он выглядел приятно. Светлые русые волосы закручивались в короткие кудри. Лицо было широким, а глаза маленькими, глубоко посаженными. Гладкая выбритая кожа, светлый тон. Вообще он создавал положительное впечатление. На основе такого первого впечатления я почему-то сделала заключение, что он не местный.

По дороге мы разговорились. Оказалось, что так и есть. Он ехал с другом в наш город по работе.

-Я вообще из Ставрополя. Его еще называют городом Креста. Там по-разному можно судить. Есть легенда, что когда там строили крепость оборонительную и закладывали фундамент, то нашли каменный крест. Еще есть версия, что здание крепости города было в форме пересекающихся линий, что напоминает крест…

Он еще много чего рассказывал о своем городе. За окном заметно потемнело.

-Я командировочный, — говорил он, — то там, то тут по работе. А друг мой, Руслан, из Таганрога как раз. Я плохо этот город знаю. Помню лишь путь до его дома и до офиса. Все. Дальше не ориентируюсь, так что вы руководите процессом. Хорошо бы ехать там, где меньше светофоров.

К тому времени я уже совсем расслабилась, так как наконец согрелись мои ноги. Хорошо, что мы ехали. И уже было не важно как, медленно или быстро.

Мне казалось, что я на некоторое время попала в фильм, в котором все проблемы решаются по щелчку пальца. Я сидела и не верила, что так вообще может быть в жизни. Совершенно незнакомый человек появился будто из пустоты и теперь сидел за рулем и вел машину, помогая таким же незнакомцам.

-А вообще, по правде говоря, я не люблю Таганрог, — резко начал он. — По сравнению со Ставрополем – село. Хоть море есть, но оно грязное, не искупаешься.

Мы было вступили с ним в полемику, доказывая, что наш город тоже еще ничего. Он и раньше был основан, и климат тут мягкий.

Этот «спор» мне казался таким пустым и ненужным, что лучше бы его не было вовсе. Подумав о том, что высказался весьма нелестно насчет предмета нашего обсуждения, мужчина решил сгладить углы и продолжил в дружелюбной форме:

-Замените дворники, а то они совсем не примыкают к стеклу. Только вода остается и ничего не убирается. Еще я бы вам посоветовал поднять фары и наладить ближний свет.

И в самом деле, фары смотрели не вперед, а вниз, отчего дороги практически не было видно.

-Мы вот так тоже заглохли почти на том же месте, что и вы. Только мы ехали в противоположную сторону. Добрые люди тоже вот так довезли, — продолжал говорить он.

Спустя 30 минут мы уже въехали в город. Он встретил нас тусклым светом фонарей и ярких огоньков, наброшенных на крыши магазинов и домов. Было отрадно видеть не туман, не занесенные метелью леса и степи, а знакомые сооружения и здания, стоявшие близко-близко друг другу, будто согревающие друг друга от мороза.

Мне было так тепло и уютно, что уже и не хотелось выбираться наружу. Может, я бы услышала еще какую-нибудь интересную историю от водителя.

-Вот поработаю тут немного, а на Новый год и Рождество поеду домой с семьей праздновать, — этими словами он закончил очередной свой монолог.

Так и я совсем скоро тоже вернусь к себе на Родину и вновь буду глядеть из окна на вальс снежинок и мигание гирлянды на елке.

-А можно мне тут остановить, пожалуйста? — попросила я.

-Конечно.

Он немного съехал с дороги на обочину и нажал на тормоз. Машина еще немного прокатилась вниз по льду и остановилась.

-Спасибо вам большое! С наступающими праздниками! – от души пожелала ему я.

-Спасибо! И вам!

Я вышла и захлопнула дверь.

-Потом позвони мне, хорошо? – сказала тетя.

-Хорошо. До свидания.

Машина снова тронулась. Я посмотрела ей вслед и проводила взглядом ее яркие фары. Они были видны довольно долго: в городе уже не было тумана. Потом автомобиль свернул налево, и фары пропали из вида.

Я закрыла глаза и прошептала:

-Спасибо…

До общежития я шла недолго. В холле горел теплый желтый свет, телевизор вещал очередной матч по хоккею. Поднимаясь по лестнице, я прокручивала в голове все, что произошло, и сама не верила случившемуся.

Наконец я достигла цели – дверь в мою комнату теперь была у меня перед носом. Я повернула ключ в замке и шагнула внутрь.

Согревшись и поужинав, я вновь вернулась к мыслям о том водителе. И все-таки есть добро на земле. Не знаю, взял ли тот мужчина что-нибудь от тети, но пока мы ехали вместе, он наотрез отказывался от любой платы.

Можно ли это считать новогодним чудом? Я думаю, да. Оно упало будто с неба. Я и представить не могла, что все закончится именно так. Это, по правде, настоящее волшебство.

Нет, я не идеализирую, ведь мы сами творим его друг для друга. Даже маленький пустяк может стать настоящим подарком, не говоря уже о поступке, о котором я рассказала.

Наша помощь – самый настоящий дар для наших родных, близких и даже незнакомых людей.

Каков бы ни был праздник, Новый год или любой другой, каков бы ни был день, понедельник или воскресенье, человек всегда нуждается в поддержке. И только мы выбираем, протянуть ему руку помощи или пройти мимо.

Когда ребенок вырастает, он начинает понимать, как это важно самому что-то делать для другого. Не ждать это от других, а действовать самому, создавать то, что послужит источником счастья кому-то.

Я благодарна человеку, который не оставил нас в беде и помог. Для него это было обычным делом, для нас – спасением.

Может, и вы сможете так же спасти кого-то. Каждый день, когда вы открываете глаза, можно считать поводом для свершения чудес.

Волшебство – это нечто светлое и радостное, большое и теплое, всеобъемлющее и чарующее. Оно, несомненно, существует в реальности. И это не выдуманные сказки или шарлатанские фокусы. Это то необъятное, что человек способен привнести в жизнь своими чистыми помыслами и благородными желаниями. Это все, что только есть в людях положительного и доброго. Это то, что они готовы отдать на благо окружающим. Это сила, которая живет в душе каждого. Это свет. Это то, что может спасти нас.

Вам также может понравиться...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.